Социально-философский анализ свободной деятельности - Проблема свободы в контексте теории деятельности

ГЛАВА 2.

^ Социально-философский анализ свободной деятельности


2.1. Предметность и рефлективность как способы бытия

свободы в деятельности


Категории свободы и деятельности в историко-философском ракурсе изначально не мыслились как соотносительные, их развитие и концептуализация осуществлялись фактически разными путями. Между тем, место и роль понятия деятельности определяются, прежде всего, тем, что оно принадлежит к разряду универсальных, предельных абстракций. Такие абстракции воплощают в себе некий «сквозной» смысл: они дают содержательное выражение одновременно и самым элементарным актам бытия, и его глубочайшим основаниям, проникновение в которые делает умопостигаемой подлинную целостность мира114.

В методологическом плане необходимо отметить существование нескольких подходов к изучению феномена деятельности, которые фиксируют различное понимание последней. Ныне сложилось, по крайней мере, три основных подхода в толковании деятельности: религиозный, природный и социальный. Первый из них – объективно-идеалистический – усматривает деятельностные характеристики в активности сверхъестественных сущностей: Бога, Абсолютной идеи. Мировой Разум позволяет, по мнению Г. Гегеля, играть людям свои маленькие роли. Они при этом даже и не подозревают, что их игра совершается по заранее продуманному сценарию. К тому же, для Г. Гегеля такие понятия как «идея», «мышление», «всеобщее», «бесконечное», «деятельность» тождественны по своему смыслу. «Мышление

_________________

114 Энгельс Ф. Анти–Дюринг: Переворот в науке, произведенный, господином Евгением Дюрингом. М.: Политиздат, 1967, C.249.


как деятельность есть, следовательно, деятельное всеобщее – деятельность, производящая именно себя, т.к. деяние, то, что произведено, есть всеобщее»115.

Схожей точки зрения придерживаются представители теософической философии. «Жизнь духа, есть основа всякой жизни, и дух есть тот рычаг, вокруг которого проявляется и вращается физическая жизнь проявленной формы бытия. Явление жизни может быть обусловлено только психодинамикой духа... Когда же начинается деятельность, или является необходимость опуститься в мир форм, Абсолют выделяет из Себя Свою Творческую энергию, которая в проявленном мире становится Сущностью и Матерью Вселенной»116.

Второй из методологических подходов – сциентистский – исходит из предельно широкого ее представления как процесса самодвижения объективной действительности, включающего в себя проявления всей живой и неживой природы. Аналогичное использование термина встречается в философских учениях прошлого. Так, Аристотель утверждал, что «Солнце, светила и все небо в целом находятся в постоянной деятельности, и нечего опасаться, что они когда-нибудь остановятся»117. В.И. Ленин, конспектируя работу Л.Фейербаха «Изложение, анализ и критика философии Лейбница», выделил следующие слова: «…телесная субстанция для Лейбница уже не только протяженная, мертвая, извне приводимая в движение масса, как у Декарта, а в качестве субстанции имеет в себе деятельную силу, не знающий покоя принцип деятельности»118. Фихте разрабатывал последовательную монистическую систему, где деятельность выступает в качестве единственного начала, из которого может быть выведено практически все.

Позже этот методологический подход нашел свое распространение в различных научных дисциплинах, где нередко говорится о «деятельности рек», «горообразующей», «вулканической (тектонической) деятельности»,

____________

115 Гегель Г. Работы разных лет: В 2Т. М, 1973., Т.1, С.112.

116 Клизовский А.И. Основы миропонимания новой эпохи: В 3-х Т. – 2-е изд. испр. – Рига: Виеда, 1991., Т.3, С.536, 724.

117 Аристотель. Сочинения: в 4-х томах. М., 1976.,Т.1, С.247-248.

118 См.: Лосев А.Ф. История античной эстетики (ранняя классика). М., 1963, С.29, 63.


«высшей нервной деятельности», «деятельности генов», «сердечно-сосудистой деятельности», а также деятельности других органов человеческого организма. Для этого подхода характерна чрезмерно расширительная трактовка деятельности.

Так, смысл словосочетания «космическая», «вулканическая» или «горообразующая» деятельность заключается в описании процесса специфического движения и эволюции названных материальных образований. Но из-за чисто языковых особенностей словоупотребление «космическое», «вулканическое» или «горообразующее» движение выглядит не слишком привлекательным. Отсюда возникает своеобразная языковая потребность в более удобном словосочетании, способном заменить понятие движения каким-либо его синонимом. Этим и объясняется широкое употребление нестрогого понятия «деятельность» вместо точного общенаучного его эквивалента «движение». Следовательно, философские традиции не следует смешивать со стихийно сложившимися языковыми нормами употребления понятия деятельности. В результате, здесь идет речь не о деятельности, а развитии и движении. В данном случае применяется не философская терминология, а научная. Поэтому некоторые исследователи (Э.С. Маркарян)119 ограничивают сферу, на которую распространяется деятельность, функционированием живых систем.

К третьему направлению – материалистическому – необходимо отнести мнения ряда исследователей, ограничивающих деятельность социальными рамками, рассматривая ее в качестве своеобразного способа отношения к действительности, способа существования и развития общества и отдельного человека (C.С. Батенин, Ю.К. Плетников, Б.А.Воронович)120. Мы полагаем, что этот методологический подход является наиболее перспективным в социально-

___________________

119 Маркарян Э.С. Системное исследование человеческой деятельности // Вопросы философии. 1972. № 10 – С.75-90.

120 Батенин С.С. Человек в его истории. Л., 1976. Б. А. Воронович, Ю. К. Плетников. Категория деятельности в историческом материализме. М., 1975, Ю. К. Плетников. О природе социальной формы движения. М., 1971


философском исследовании. Тем не менее, придерживаясь этого подхода мы не отрицаем возможность функционирования зачатков деятельности на биотическом уровне, в активности наиболее развитых представителей животного мира.

В рамках этого подхода отметим иррационалистические концепции деятельности (З. Фрейд, К.Г. Юнг)121, философско-антропологическую концепцию (А. Гелен)122, социологическую концепцию (М. Вебер)123 и т.д

В нашей стране проблемой построения теории деятельности первоначально занимались представители психологической науки. Опираясь на марксистские принципы, были созданы культурно-историческая теория деятельности Л.С. Выготского124, теории индивидуальной деятельности С.Л. Рубинштейна125, А.Н. Леонтьева126, теория коллективной деятельности В.В. Давыдова127.

Понимание деятельности в философии изначально исходило из более широкого (по сравнению с психологическим) ее трактования128. Так, по мнению В.С. Швырева, «изменение и преобразование деятельностью наличной действительности на основе культурно-заданной нормы, усвоенной как программа деятельности, отнюдь не являются еще пределом возможностей последней… Деятельность – это такая форма активности, которая способна по самой своей природе к неограниченному какими-либо рамками пересмотру и

____________

121 Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. — М.: Прогресс, 1996. 336 с.; Юнг К.Г. Человек и его символы. М.: Серебряные нити, 1997, 368 с. ; Фрейд З. Введение в психоанализ: Лекции. М.: Наука, 1989. — 456 с.

122 Гелен А. О систематике антропологии // Проблема человека в западной философии. М.: Прогресс, 1988, 552 с.

123 Вебер М. Избранные произведения / Сост. , общ. ред. , послесл. Ю. Н. Давыдова; Предисл. П. П. Гайденко; Пер. с нем. М. И. Левиной (Ч. 1,2), А. Ф. Филиппова, П. П. Гайденко (Ч. 3); Коммент. А. Ф. Филиппова. М.: Прогресс, 1990.

124 Выготский Л.С. Педагогическая психология. М., 1996. 347 с.

125 Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М, 1973, 261 с.

126 Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Психика. М, 1977, 207 с.

127 Давыдов В.В. Теория развивающего обучения. М., 1995, 210 с.

128 См.: Апатов В.А. Деятельность и поведение: гуманистическая направленность. // Мат. науч-практ. конф.-ярмарки. Липецк. 1994. Ч.2.Секция «Гуманитарии»; Каган М.С. Человеческая деятельность. (Опыт системного анализа). М., 1974, 317 с.; Чешев Б.В. Категория «деятельность» и ее методологическое значение // Наука. Закономерности ее развития. Томск, 1980.

совершенствованию лежащих в ее основе программ»129. В.В. Давыдов утверждает, что суть деятельности – в создании человеческого мира человеком, в творении собственных общественных отношений и самого себя130.

Среди отечественных исследователей ряд специалистов предпринимали попытки систематизировать феномен социальной активности. Ее структура в общем виде представляется авторами (М.С. Каган, О.А. Крыжановская)131 следующим образом: цель–средство–результат. Некоторые исследователи (А.Г. Асмолов, А.В. Петровский; Т.А. Погрешаева)131 полагают, что социальная активность включает в себя деятельность как развитие, свободную деятельность и отдельные виды деятельности.

Однако мы придерживаемся той точки зрения, что в качестве элементов деятельности должны быть определенные, не сводимые к друг другу виды социальной активности: учебная, познавательная, мировоззренческая, игровая.

В результате, анализ мнений исследователей феномена деятельности позволяет говорить о недостаточном внимании к концептуализации феномена деятельности. Несмотря на обилие работ по различным аспектам социальной активности, собственно, построением философских теорий деятельности занимались лишь некоторые мыслители (М.С. Каган, Г.П. Щедровицкий, И.И. Булычев)133 Объектом изучения нередко становился не фактор деятельности в целом, а его отдельные элементы: источники, виды, структура – в то время как изучение деятельности перспективней вести по пути ее концептуализации.

Необходимо отметить концепцию социальной активности М.С. Кагана. _____________

129 Швырев В.С. Проблемы разработки теории деятельности как философской категории.// Деятельность: теории, методология, проблемы. М.: Политиздат, 1990, С.12-13.

130 Давыдов В.В. Теория развивающего обучения. М., 1995, С.14.

131 Каган М.С. Человеческая деятельность. (Опыт системного анализа). М., Политиздат, 1974; Крыжановская О.А. Свобода, воля, власть (философские проблемы социальной и политической воли). Ростов-на-Дону. СКНЦ ВШ, 1996, С.53.

132 Асмолов А.Г. Психология личности. М., 1990; Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. М., 1998; Погрешаева Т.А. Философско-психологический анализ свободного времени. – Саратов: Изд-во Поволжского филиала Рос. учеб. центра, 1998. С.44. ;

133 Каган М.С. Человеческая деятельность. (Опыт системного анализа). М., Политиздат, 1974, 317 с.; Щедровицкий Г.П. Избранные труды. М., 1995, 800 с.; Булычев И.И. Основы философии, изложенные методом универсального логического алгоритма. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 1999, 287 с.


Системный подход к самой человеческой деятельности поставил перед исследователем вопрос о её природе и месте в системе философских категорий. В этой области мы хотели бы отметить три основных момента концепции М.С.Кагана. Во-первых, это придание понятию деятельности категориального статуса. Во-вторых, рассмотрение вопроса о соотношении деятельности и общественных отношений, соответственно — культуры и общества. В-третьих, построение системы основных видов человеческой деятельности. По его мнению, под «деятельностью следует понимать способ существования человека и, соответственно, его правомерно определить как действующее существо…Деятельность охватывает и материально-практические, и интеллектуальные, и духовные операции; и внешние и внутренние процессы; деятельностью является работа мысли в такой же мере, как и человеческое поведение»134 Основная функция деятельности, утверждает философ, – это обеспечение сохранения и непрерывного развития человеческого общества… деятельность призвана создавать и совершенствовать реальную среду его обитания – «вторую природу»135.

В рамках теории деятельности М.С. Кагана рассматривается также и вопрос структуры последней. Философ вычленяет три основных элемента деятельности: субъект, наделенный активностью и направляющий ее на объект или на других субъектов, объект, на который направлена активность субъекта, сама активность, выражающаяся в том или ином способе овладения объектом или установлении коммуникативного взаимодействия. Исходя из ситуации, складывающейся между субъектом и объектом в системе отношений, философ конкретизирует виды деятельности.

К первому виду деятельности исследователь относит преобразовательную деятельность или труд. Но преобразовательная деятельность, полагает автор, гораздо шире, нежели труд; она шире даже, чем практика, ибо охватывает все формы человеческой деятельности. Ко второму виду деятельности причисляет _______________

134 Каган М.С. Человеческая деятельность. (Опыт системного анализа). М., Политиздат, 1974, С.5.

135 Там же, С.48.

познание, имеющее своим объектом закономерности функционирования и развития природы, общества и мышления. Третий вид – оценивающая или ценностно-ориентационная деятельность. Как и познание, она имеет духовный характер, но представляет собой специфическую форму отражения субъектом объекта. Своеобразие ее состоит в том, что она устанавливает отношения не между объектами, а между объектом и субъектом, т.е. дает не чисто объективную, а субъективно-объективную информацию, информацию о ценностях, а не о сущностях. К четвертому виду деятельности философ относит коммуникацию. Коммуникация играет огромную роль во всех трех видах деятельности, поскольку общение не просто действие, а взаимодействие.

Все виды деятельности у М.С. Кагана тесно переплетаются. Деятельность не мыслима без познания, а познание стимулируется и контролируется преобразовательно-трудовой практикой. Это взаимодействие вызвало к жизни ценностно-ориентационную деятельность. Ведь если человеческие действия не направляются инстинктом, то необходимым становится новый механизм – целеполагание. Животное обладает врожденной информацией о полезности и вредности тех или иных предметов внешней среды. Человеку же для его сознательной и свободной деятельности нужно нечто большее – представление о ценностях. А общение предстает как вид деятельности, опосредывающий три других, но ими же порождаемый и стимулируемый.

Таким образом, теория деятельности М.С. Кагана представляет собой определенный шаг в гносеологическом исследовании феномена социальной активности. Аксиологический элемент социальной активности у философа выделен в отдельный вид деятельности – оценивающий.

Тем не менее, признание преимущественным социально-гносеологического характера фактора деятельности не является полностью адекватным. Так, В.Н. Сагатовский считает, что «собственно, человеческая деятельность осуществляется на уровне ценностей». А.Л. Никифоров полагает, что «деятельность выполняет две основные функции: преобразует окружающий мир и служит удовлетворению человеческих потребностей; вместе с тем деятельность выражает особенности действующего субъекта, раскрывает его ценности и идеалы, его представления о мире, вкусы и склонности. И вот эта вторая функция деятельности порой оказывается гораздо более важной, чем первая. Человек действует не только потому, что ему нужно удовлетворять свои потребности, но также и потому, что только в действии он может выразить, раскрыть особенности своей личности, реализовать себя как некую уникальную сущность Вселенной»136. Поэтому расширенное понимание фактора деятельности должно сопровождаться не только его социально-гносеологическим, но и ценностным осмыслением, акцентирующим внимание как на процессе, так и на достигнутых результатах социальной активности.

Оригинальную аксиологическую концепцию деятельности развивает И.И. Булычев. Деятельность, по его мнению, есть способ, каким осуществляется самодвижение и саморазвитие общественной реальности. По своей сущности деятельность представляет собой динамический тип общественной связи, процесс бесконечного общественного изменения, не имеющий завершенного состояния и не создающий итоговый абсолютный продукт. Между тем, деятельностный подход в исследовании социальных явлений вообще и свободы в частности, акцентирует внимание на диалектических, противоречивых процессах общественного самодвижения, которые постоянно выходят за рамки уже сложившихся отношений137. В рамках этой теории предлагается рассматривать деятельность как состоящую из материально-практического, духовно-теоретического и социально-технологического элементов.

Материально-практическая деятельность, как некоторая целостность, функционирует в виде специфических взаимосвязей людей и природы. При этом преобразование человеком природы и самого себя есть один и тот же процесс. Существует три основных разновидности материальной взаимосвязи людей и природы: экологическая, демографическая и техническая. Важнейшая

_____________

136 Никифоров А.Л. Рациональность и свобода. // Рациональность как предмет философского исследования. - М., 1995. – С.148.

137Булычев И.И. Основы философии, изложенные методом универсального логического алгоритма. Тамбов: Изд – во ТГУ им. ГР. Державина, 1999, С.200.


отличительная особенность материально-практической деятельности – ее определяющий характер. На протяжении истории могут изменяться ее конкретные формы и способы технологии и состояние экосреды, брачносемейные и иные отношения, но сами они, во-первых, никуда не исчезают и не возникают вновь, их значение не может уменьшиться. Во-вторых, материально-практическая деятельность, в конечном счете, играет детерминирующую роль по отношению ко всем иным видам человеческой деятельности.

Духовно-теоретическая деятельность – это второй вид динамической общественной связи. Он включает в себя три относительно самостоятельные подсистемы: познавательную, мировоззренческую и ценностную. Рефлективная (духовная) сущность второго вида деятельности проявляется в том, что простое восприятие истин и оценок науки, философии и искусства, как правило, не приводит к непосредственному действию, поскольку требует определенного времени для их осмысления и освоения.

Третий родовой вид – социально-технологическая деятельность – включает в себя коммуникативные, управленческие и информационные процессы. Социальная деятельность неразрывно связана с технологической деятельностью. В основе технологической деятельности лежит техническая среда и технодеятельность138. И не случайно для тех из нас, кто родился и живет в городских условиях, «естественная» окружающая среда обитания предстает почти полностью в виде продукта технической деятельности. В этом смысле наша природа состоит из гигантского технического объекта. И этот объект и обозначается понятием «техническая среда», «техносфера»139.

Основное диалектическое (движущее) противоре­чие деятельности мыслитель видит в оппозиции творчества и контртворчества. В то же время, философ критикует гносеологическую интерпретацию творчества. С позиции теории познания невозможно объяснить ту парадок­сальную ситуацию, когда

_____________________________________

138 Там же, С.257-258.

139 Рачков В.П. Техника и ее роль в судьбах человечества. Свердловск, 1991, С.11.

весьма оригинальная, продуктивная и об­щезначимая идея или ее воплощение в общественную практику оборачивается большим социальным злом и угрожает человечеству многими бедами. Следовательно, выясняется, что сама по себе новаторская, продуктивная и общезначимая деятельность способна в широком историческом контексте оказаться фактором как прогресса, так и регресса. Иными словами, при последовательном гносеологическом истолковании категории творчества на одну доску ставятся любые – как позитивные, так и негативные – ее результаты, если они облада­ют признаками новизны, продуктивности и общезначимости.

Кроме того, последовательный гносеологический подход ведет к отождествлению понятий творчества и деятельности, ибо получает­ся, что, в конечном счете, вся человеческая деятельность носит твор­ческий характер. Тогда какая-либо самостоятельная методологичес­кая роль категории творчества неизбежно теряется и оно становится простым синонимом понятия «деятельность».

Указанные нами трудности и противоречия, возникающие в слу­чае гносеологического подхода к творчеству, стимулировали интерес исследователей к его аксиологической интерпретации, которая зак­лючается в понимании творчества как прогрессивной деятельности. Обладая позитивной социальной значимостью, творчество всегда про­тивостоит деятельности с отрицательным знаком. Активность, ставя­щая своей целью модернизацию и упрочение отживших социальных ценностей, по своей сущности, выражает общественный регресс140.

Таким образом, анализ феномена деятельности в методологическом плане позволил выделить три подхода, среди которых наиболее перспективным является направление, ограничивающее деятельность социальными рамками, рассматривая ее в качестве своеобразного способа отношения к действительности, способа существования и развития общества и отдельного

_______________________

140 Булычев И.И. Основы философии, изложенные методом универсального логического алгоритма. Тамбов: Изд – во ТГУ им. ГР. Державина, 1999, С.249-250.


человека.

Проведенный анализ некоторых теорий деятельности позволил выделить среди последних социально-гносеологические и аксиологические концепции (М.С. Каган, И.И. Булычев). Отличительной чертой социально-гносеологических теорий социальной активности является приоритет познания перед остальными видами деятельности. Для аксиологической теории свойственно утверждение ценностного характера как процесса, так и результатов деятельности и паритета всех видов социальной активности. Между тем, если придерживаться выбранного нами методологического подхода, перспективным является ценностное понимание феномена деятельности. Наряду с этим, более скрупулезный анализ способа существования социальной активности позволит иначе взглянуть на проблему сущности и существования свободной деятельности.

В философской литературе остро стоит вопрос об атрибутивных свойствах деятельности. Называется большое число признаков такого рода: целесообразность, опредмечивание и распредмечивание, интериоризация и экстериоризация, сознательность. Однако некоторые из этих признаков являются второстепенными, и их использование в качестве атрибутов деятельности в общем неэффективно.

В частности, деятельности очень часто в качестве атрибутивного свойства приписывается сознательность. Подобная точка зрения игнорирует человеческую природу, которая есть органическое единство сознательных и бессознательных компонентов. Так, Т. Ярошевский, отмечая, что человеку присуща не только сознательная деятельность, но и инстинктивная (управляемая подсознательными отделами психики), выделяет следующие разновидности действий такого рода:

1. Неуправляемые сознанием реакции на внешние раздражители;

2. Спонтанные, неконтролируемые стремления к удовлетворению определенных биологических и других потребностей;

3. Присущие лишь человеку способы действия, выражающие реакцию на некоторые межличностные ситуации, которые вместе с тем не управляются и не контролируются сознанием (это может касаться, скажем, общественного престижа, самосохранения во время борьбы, состояния нервного напряжения);

4. Действия, выражающие стремление к реализации определенных общественных или личных потребностей и управляемые подсознательными отделами человеческой психики141.

Помимо характеристики «сознательная», к деятельности часто применяют признак «целесообразности». Иными словами в деятельности усматривают «активность, которая направлена на достижение сознательно поставленной цели»142. В то же время не следует отождествлять конечный результат деятельности с самим процессом. Попытки априорного отождествления деятельности с признаком целесообразности приводят сторонников этой точки зрения к отрицанию универсального и всеобщего характера человеческой деятельности и к утверждению, что она не исчерпывает всех форм активности социального субъекта143. Ряд исследователей, осо­бенно психологов, вначале отождествив деятельность с целесообраз­ностью, а затем обнаружив те или иные нецелесообразные ее компоненты, объявляют последние лежащими за пределами и вне рамок об­щественной деятельности144.

Отметим, что подлинные атрибуты деятельности должны отражать как внешние, так и внутренние стороны последней. Поэтому вышеперечисленные факторы как не удовлетворяющие данному условию, не могут быть причислены к атрибутам или фундаментальным способам существования деятельности.


___________________

141 Ярошевский Т. Размышления о практике. М., 1976, С.90-91.

142 Апатов В.А. Деятельность и поведение: гуманистическая направленность. // Мат. науч-практ. конф.-ярмарки. Липецк. 1994. Ч.2.Секция «Гуманитарии», С.13.

143Швырев В.С. Проблемы разработки теории деятельности как философской категории.// Деятельность: теории, методология, проблемы. М.: Политиздат, 1990, С.20.

144 Апатов В.А. Деятельность и поведение: гуманистическая направленность. // Мат. науч-практ. конф.-ярмарки. Липецк. 1994. Ч.2.Секция «Гуманитарии», С.13.

Наиболее вероятными атрибутами социальной активности являются «предмет» (предметность) и «рефлексия» (рефлективность)145.

Для полноценного анализа категории деятельности уместно остановиться на выяснении сущности рефлексии. Рефлексия в переводе с латыни означает «обращение назад». В современном русском языке этот термин используется для обозначения весьма отличных друг от друга явлений. Психологи понимают под рефлексией размышление, полное сомнений, противоречий; анализ собственного психического состояния, размышление за другое лицо, способность понять, что думают другие люди; педагоги связывают ее со способностью к сопереживанию чувств тех людей, у которых на сердце горе и невзгоды.

В философии рефлексия некоторыми специалистами146 трактуется как дистанцированно-отстраненное наблюдение за когнитивными процессами и работой сознания, как «внеситуативная аналитика сознания, раскрывающая в безличном описании объективно-идеальную, надличностную структуру истинного знания и безличностные процедуры познания»147.

Э.Г. Юдин отмечает, что в традиционном философско-психологическом понимании рефлексия означает способность встать в позицию наблюдателя, или исследователя, или управляющего по отношению к своему телу, к своим действиям, мыслям. Для исследования рефлексии как особого социального феномена целесообразно расширять рамки ее понимания по сравнению с этой традицией и называть термином «рефлексия» также и способность становиться в позицию исследователя по отношению к другому действующему лицу148 или предмету деятельности.

В то же время, понятие рефлексии, долгое время рассматриваемое в _________________

145Булычев И.И. Основы философии, изложенные методом универсального логического алгоритма. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 1999, 287 с.

146 Никитин С.В. Научная рациональность и свобода. – Саратов, 2001, С.83.

147 Огурцов А.П. Альтернативные модели анализа сознания: рефлексия и понимание // Проблемы рефлексии. Современные комплексные исследования. – Новосибирск, 1989, С.15.

148 Юдин Э.Г. Методология науки. Системность. Деятельность. М.: Эдиториал УРСС, 1997, С.206.


литературе достаточно односторонне, нередко отождествлялось с самопознанием благодаря сформированной Дж. Локком и Г. Лейбницем традиции. Несмотря на то, что между самопознанием и рефлексией есть много общего, именно последняя выступает атрибутом деятельности вместе с фактором предметности.

Пространство рефлексии не может быть ограничено рамками познавательной деятельности. Рефлексия представляет собой мыслительную активность в рамках и интересах каждого вида деятельности, и каждый акт последней – это акт осмысления, понимания предмета этой социальной активности, раскрытия ее сущности и механизма функционирования. На наш взгляд, под рефлексией следует понимать субъективный способ существования человеческой деятельности вообще.

Как атрибут деятельности – рефлексия – предполагает репрезентацию не только внешнего, но и внутреннего содержания какого-либо явления или процесса. Рефлексия может отражать внутренние переживания человека как в художественной деятельности, так и закономерности внешнего мира в процессе информационной социальной активности.

Рефлективная деятельность как акт начинается с раздвоения объективного мира на реально и идеально существующий. «Рефлексия направлена на адекватное отражение данной материальной вещи, она впитывает в себя и снимает предметность, выступая ее инобытием или идеальной предметностью»149. Отражение внешнего мира становится достоянием сознания личности, мышление придает ему динамичность и процессуальность. Рефлектируя, индивид стремится к целостному осознанию и установлению внутренних и внешних связей отражаемого предмета.

По мнению В.А. Лекторского, результатом рефлексии (в общем смысле – А.К.) выступает такая теоретическая система, которая является относительно

______________

149 Булычев И.И. Основы философии, изложенные методом универсального логического алгоритма. Тамбов: Изд – во ТГУ им. ГР. Державина, 1999, С.247.

истинным отражением некоторых реальных зависимостей в определенном отношении и которая вместе с тем предполагает целый ряд допущений, определенное неявное, «предпосылочное» знание, которым располагает мышление конкретного человека150.

Отметим, что рефлективная деятельность обладает чертами неосознанности. Так, бессознательная рефлективная деятельность во сне послужила поводом к некоторым научным и творческим достижениям, например, Периодическая таблица химических элементов Д.И. Менделеева.

Рефлексия, помимо внерациональности может характеризоваться и как сверхрациоанальная (виртуальная). Речь идет о функционировании ЭВМ и виртуальной реальности, в которые человеком заложены основы и алгоритмы

рефлективной деятельности. Так, Н.Г. Корсунцев отмечает, что происходящее в настоящее время в области самопрограммирования является не чем иным, как элементами искусственной рефлексии»151. Возникает новый мир, названный виртуальным миром, в котором возникла специфическая форма жизнедеятельности человека, нуждающаяся «не просто в осознании и осмыслении…, но и глубокой философской рефлексии, в философском осмыслении того, что же собственно сотворил человеческий разум...»152. Более того, сформировалось мнение о возникновении «виртуальной среды человеческой жизнедеятельности»153.

Таким образом, специфика рефлективного способа существования деятельности заключена в ее субъективном характере. Содержание рефлексии обусловлено, прежде всего, способностью субъекта отражать и познавать закономерности природы и общества в процессе практической деятельности и на этой основе предполагать варианты возможного развертывания своих действий и их последствий в различных сферах социальной активности.

_____________

150 Лекторский В.А. Субъект. Объект. Познание. М.: Наука, 1980, С.259.

151 Корсунцев Н.Г. Рассказы по философии развития. М.,1996, С.71.

152 Тягунова Л.А. Виртуальное пространство ΧХΙ века // Философия, человек, цивилизация: новые горизонты ΧХΙ века. Саратов: ООО Изд-во «Научная книга», 2004. Ч. 2. С. 276.

153 Лесков Д.В. Нелинейная Вселенная: новый дом для человечества. М., 2003. С. 175.

Между тем, немаловажной является проблема разграничения гносеологического и аксиологического аспектов функционирования рефлексии в рамках фактора деятельности. Несомненно, что центральное место в акте рефлексии занимает познание, в котором присутствует однозначная установка на более точное и полное отображение предмета. Не менее важный аксиологический момент рефлексии, на наш взгляд, заключен в процессе формирования цели и дальнейшей целесообразной деятельности. Мы полагаем, что цель деятельности – преимущественно ценностный феномен, иначе субъект социальной активности к ней не стремился. В результате использование полученных знаний в рефлексии всех видов деятельности осуществляется, по нашему мнению, в большей степени в аксиологической форме, которая детерминирована потребностями, интересами или идеалами людей, составляющими содержание цели.

В таком случае можно предположить, что рефлексия источником своего функционирования имеет познание, но по способу реализации в пространстве социальной активности она выступает преимущественно в аксиологической форме, поскольку в деятельности индивид преследует, в первую очередь, определенные цели, потребности, интересы, ценности, опираясь на полученные знания.

Таким образом, мы полагаем, что способность человека в процессе деятельности к адекватной рефлексии, к мысленному моделированию действий с отраженным предметом является условием, отправной точкой и одним из способов существования свободной деятельности. Деятельность человека в области мысли на несколько порядков более свободна, чем его предметная социальная активность, и служит своеобразным ориентиром для последней.

В результате способность субъекта к адекватной рефлективной деятельности является базой, условием и отправной точкой существования свободы. В мыслительной рефлективной деятельности реализуется субъективный момент последней, который впоследствии находит свое объективное воплощение в предметной социальной активности.

Тесная взаимосвязь свободы и субъективного способа существования социальной активности раскрывается применительно к конкретному акту деятельности. Так, в любом сознательном действии человек, рефлектируя, репрезентирует конкретный участок объективной реальности, образ которого оказывается в его полном распоряжении. В зависимости от уровня познания отраженного аспекта реальности степень свободного оперирования продуктами репрезентации увеличивается или уменьшается. Далее человек моделирует функционирование тех или иных объектов реальности в соответствии со своими свободно поставленными целями, которые уже затем реализуются в его поведении и предметной деятельности. Между тем, ценностный аспект деятельности субъекта, т.е. направленность на достижение определенных целей, в основе которых лежат потребности, мотивы, здесь подчиняет себе собственно гносеологический, поскольку знания для индивида – не что иное, как средство для достижения конкретных целей его социальной активности.

Следовательно, можно предположить, что как свобода, так и рефлективная деятельность в плане овладения знаниями, навыками, способностями, в своей основе имеют преимущественно гносеологический характер. Однако обладание знаниями и навыками осуществляется в интересах достижения целей социальной активности, в основе которых лежат те или иные ценностные предпочтения.

Важно также уточнить и понимание предметности. Обычно с ним связывают наличие предмета как объекта воздействия субъекта, как исходного и результативного момента его активности. Предметность выступает важнейшим свойством деятельности прежде всего потому, что человек не может воздействовать на внешнюю действительность иначе, чем предметным образом. Следовательно, действия людей всегда предметны, и в предмете деятельности в необходимой мере раскрываются ее специфические качества и


свойства (А.Н. Леонтьев)154.

Тесная связь предметности с деятельностью обусловливается единством субъекта и объекта. Деятельность нельзя рассматривать иначе, как предметную, ибо немыслимо найти такую деятельностную форму, которая не была бы закреплена в предметах материальной и духовной культуры155.

Предметность, по К. Марксу, – это прежде всего свойство, присущее и объективному внешнему миру, и самому человеку, ибо последний представляет собой природный, телесный, чувствующий субъект. Именно поэтому«предметное существо действует предметным образом, и оно не действовало бы предметным образом, если бы предметное не заключалось в его

предметном определении. Оно только потому творит или полагает предметы, что само оно полагается предметами и что оно с самого начала есть природа».

И далее, «быть предметным, природным, чувственным – это все равно, что иметь вне себя предмет, природу, чувство или быть самому предметом, природой, чувством для какого-нибудь существа»156. Тем самым, согласно К. Марксу, обусловливается предметный характер сущностных сил человека, равно как предметность его влечений и потребностей, деятельности и ее овеществленных результатов157.

Применительно к исследуемой проблеме отметим, что свобода имеет место и в предметной деятельности. Так, пространство предметной социальной активности выступает источником, формирующим элементом и средством объективного воплощения продуктов рефлективной деятельности. Предметная деятельность зачастую предоставляет субъекту выбор, т.е. содержит не редко несколько возможностей собственного развертывания – вариантов достижения цели. Наряду с этим объективный способ существования деятельности в зависимости от степени адекватности отражения действительности в сознании _______________

154Леонтьев А.М. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975, С.34.

155 Булычев И.И. Основы философии, изложенные методом универсального логического алгоритма. Тамбов: Изд-во ТГУ им. ГР. Державина, 1999, С.256.

156 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения.,Т.42, С.163.

157 Там же,С.162-164

субъекта может либо расширять, либо суживать границы его свободы. Так, граница между свободой и антисвободой в предметном мире зависит от способности субъекта деятельности адекватно отражать предмет и, что не менее важно, использовать это знание в собственных целях.

Таким образом, основной чертой объективного способа существования деятельности является его предметный, вещественный характер. Между тем, свобода имеет место и в предметной деятельности, т.к. последняя выступает источником, условием и объективным воплощением сформированных в результате рефлексии свободных замыслов человека.

Необходимо уточнить также и процессы взаимосвязи рефлексии и предмета. Так, В.И. Слободчиков предложил формы рефлективной деятельности над собственно конкретной предметной деятельностью:

1. Исследование – буквально, движение по следам – описывается .известной формулой Гегеля: цель – средство – результат. Здесь программа от

ношения к следствиям исследовательской деятельности, позволяющей видеть ее во всей полноте, это анализ следов собственного «хождения» при изучении какой-либо проблемы; результатами исследования и их анализа являются новые источники и новые ресурсы деятельности и пути их открытия;

2. Конструирование (преобразование) – буквально, структурирование, придание формы чему-либо – можно описать известной методологической схемой: материал – орудие – продукт (с заданными свойствами). Отношение к деятельности в целом – это оценка качества продукта конструкторской деятельности; ее следствием оказывается создание принципиально нового ресурса развития и совершенствования основной деятельности;

3. Проектирование – построение потенциально возможного пространства многообразных деятельностей – может быть описано схемой, предложенной Н.Г. Алексеевым (с небольшим уточнением): замысел – реализация – последствия. Программа отношения к деятельности и удержания ее в целом – это экспертиза последствий проектирования, соотнесение их с исходной проектной идеей; главный смысл проектирования деятельности – это раскрытие ее неочевидных ресурсов, вообще – обогащение ресурсной базы разных видов деятельности;

4. Управление – нормирование любой деятельности по правилу, праву, правде – можно описать известной схемой П.Я. Гальперина: ориентировка – исполнение – норма функционирования системы деятельностей (некоего производства). Отношение и способ удержания деятельности в целом – контроль базовых параметров основной деятельности, над которой осуществляется управление; главный смысл этой деятельности – распределение и реализация наличных ресурсов. Заметим, что анализ, оценка, экспертиза, контроль как раз и являются итоговыми формами объемлющей рефлективной деятельности, позволяющей человеку быть действительным субъектом любой собственной деятельности 158.

Диалектика взаимоперехода от предмета к рефлексии и обратно находит свое отражение во взаимосвязи понятий распредмечивания (субъективации) и опредмечивания (объективации)159. Распредмечивание представляет собой практическую и теоретическую деятельность, заключающуюся в отражении и освоении субъектом данного объекта. В ходе этого процесса человек раскрывает сущность вещей, вбирая в себя их специфическую объективность путем включения предмета в теоретическую деятельность. Опредмечивание, напротив, предполагает кристаллизацию продуктов духовно-рефлективной деятельности в предметные, объективированные и овеществленные формы: предметы искусства, орудия труда. Иными словами, опредмечивание есть процесс практической реализации идей, их овеществление и превращение в предметный мир, противостоящий человеку.

Путем опредмечивания идеальное может быть тиражировано и передано другому субъекту, усвоено и использовано последним. Человек не способен

________________

158 Слободчиков В.И. Деятельность как антропологическая категория // Вопросы философии. 2001. №3. С.56-57.

159 Булычев И.И. Основы философии, изложенные методом универсального логического алгоритма. Тамбов: Изд-во ТГУ им. ГР. Державина, 1999, С.242.

передать другому человеку идеальное как таковое, как чистую форму деятельности. Идеальное, будучи формой субъективной деятельности, усваивается лишь посредством активного творчества, в процессе распредмечивания вещи. «Процессы опредмечивания и распредмечивания являются условием обмена деятельностью между различными субъектами. Причем обмен деятельностью между различными субъектами (общество, класс, группа или отдельная личность) совершается по-разному, но существенным всегда остается одно – трансляция идеального, его движение. Можно вполне определенно утверждать, что без этих процессов (опредмечивания и распредмечивания), как своеобразных форм перехода внутреннего и внешнего, невозможно самодвижение социальной формы движения материи, без этого нет также социальной деятельности»160.

Опредмечивание следует рассматривать с гносеологической и аксиологической точки зрения. При подходе к нему с теоретико-познавательной стороны встает вопрос о соответствии полученного в практике предмета той идее, которая в нем реализована. Когда идея воплощается в действительность, то тем самым решается вопрос о ее объективной истинности. Этот процесс позволяет обнаружить определенное несоответствие между идеей и полученным в практике предметом, возникающее вследствие несовершенства идеи (недостаточности содержащегося в ней знания и способов его реализации), отсутствия необходимых условий для наиболее полного воплощения идеи в жизнь.

Аксиологическую сторону процесса опредмечивания неточно называют его «социальным» аспектом. Аксиологический аспект процесса опредмечивания связан с его общественной значимостью и социальными последствиями для данной конкретной общности людей или общественной системы в целом. В антагонистических формациях процесс опредмечивания нередко превращается в самостоятельную и враждебную человеку

_____________________

160 Станкевич Л.П. Проблемы целостности личности. М., 1987, С.58.

общественную силу. Итак, в категориях предмета и рефлексии отобразился реальный факт существования деятельности в виде двух относительно самостоятельных способов: объективного и субъективного. В рамках деятельности, представляющей собой непрекращающийся ни на мгновение процесс социального изменения, указанные способы не являются статичными и обособленными друг от друга. Подобное раздельное их рассмотрение возможно исключительно в рамках теоретического исследования. Действительный же процесс общественного самодвижения направлен на устранение односторонности субъективной и объективной его сторон и реализует динамику их взаимоперехода. Этот по своей сущности диалектический процесс, где грани между предметом деятельности и его отражением весьма подвижны, условны и относительны, однако не является совершенно аморфным и недифференцированным и не приводит к полному растворению субъективного в объективном или, напротив, объективного в субъективном. Эти важнейшие черты всегда сохраняют свою качественную определенность и выступают гносеологической основой для формирования предметного и рефлективного способов общественной деятельности161.

Тем не менее, в работах отдельных ученых границы между понятиями предметности и рефлективности оказались полностью размытыми. Момент релятивности в их взаимосвязи приобрел чрезмерное влияние, что привело в ряде случаев к панпредметизации человеческой деятельности. Между тем «деятельность без предмета есть... мыслительная деятельность...»162. Заметим, что панпредметизация в еще большей степени характерна для некоторых западных философских концепций. Так, одним из главных тезисов австрийского философа и психолога А. Мейнонга явился тезис о том, что «все есть предмет».

Человек воздействует на внешнюю действительность не иначе, как _____________

161Булычев И.И. Основы философии, изложенные методом универсального логического алгоритма. Тамбов: Изд – во ТГУ им. ГР. Державина, 1999, С.244.

162 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения.,Т.46, С.216.

материально-вещественным образом, чем и обусловливается объективно-предметный характер социальных процессов. Рефлексия представляет собой главным образом идеальную, субъективную, духовную сторону человеческой деятельности. Содержанием рефлективного процесса выступает отражательная и конструктивная активность, протекающая в форме размышления субъекта, эмоциональной и рациональной оценки им наличной действительности, продуцирования схем, планов, программ.

В итоге отметим, что наиболее вероятным пространством функционирования свободы в деятельности является рефлексия. Как отмечалось выше, в мыслительной, рефлективной социальной активности реализуется идеальный момент свободы, который впоследствии находит свое конкретное практическое воплощение в поведении и предметной деятельности человека.

Между тем, подобные теоретические выводы не входят в противоречие со сложившимся утверждением о гносеологической сущности свободы, скорее наоборот, способствуют уточнению последней. Так, рефлексия не исчер-пывается познанием, а пронизывает всю структуру человеческой деятельности. В таком случае, свобода является положительным разрешением противоречия в сфере рефлексии каждого вида деятельности. К примеру, выявив какую-либо интересную физическую закономерность, ученый конструирует на ее основе некое техническое устройство. Свобода при этом реализуется в нескольких аспектах: собственно в познавательной деятельности, направленной на выбор способа поиска сущности данного явления; в технической деятельности, осуществляемой в процессе выбора той или иной элементной базы; в информационной – при выборе способа сбора и обработки теоретической и статистической информации в момент испытания прибора; в коммуникативной – при обсуждении возникающих проблем со специалистами и так же с самим собой – в процессе внутреннего диалога.

Особенность роли познания в свободной деятельности, таким образом, заключена в формировании объема знаний, который непосредственно способствует функционированию адекватной рефлексии, а значит и свободы во всех структурных элементах феномена социальной активности. Функции познания (понимание, объяснение и предсказание) остро необходимы человеку в процессе установления последовательности действий на пути достижения свободно поставленной цели.

Наряду с этим использование приобретенных в процессе познавательной деятельности знаний, в других видах социальной активности не всегда по своему характеру является однозначно гносеологичным. Так, свобода в различных деятельностях приобретает ярко выраженную ценностную окраску, поскольку в них, в первую очередь, реализуются потребности и интересы, а также творческие замыслы и установки субъекта социальной активности.

Отметим также, что познавательная деятельность, с которой неразрывно связывали свободу, на самом деле является только важнейшим вспомогательным механизмом формирования адекватной рефлексии над окружающей и внутренней реальностью. Значение познавательной составляющей в социально-аксиологическом понимании исследуемой проблемы заключается в способности расширять границы рефлексии, а значит и свободы в рамках феномена деятельности. От степени истинности полученной в процессе познания информации зависит эффективность и качество результатов во всех видах деятельности, в том числе и самого познания. Между тем, использование субъектом деятельности полученных знаний осуществляется в аксиологическом ракурсе.

Таким образом, анализ феномена деятельности в методологическом плане позволил выделить три подхода, среди которых наиболее оптимальным является направление, ограничивающее деятельность социальными рамками и рассматривающее ее в качестве способа отношения к действительности, способа существования и развития общества и отдельного человека.

Проведенный в параграфе анализ некоторых теорий деятельности позволил выделить среди последних социально-гносеологические и аксиологические концепции:



7727828815955821.html
7727899774562752.html
7727966616576356.html
7728044990828296.html
7728140052776344.html